SCHOOLS' N 'SKILLS. ДИСКУССИЯ

Не для всех
Элитное образование:
перспективы и риски

Наталья Владимировна Тарасова
к. пед. н., доцент, директор Центра социализации и персонализации образования детей ФИРО РАНХиГС (125 319, РФ, Москва, ул. Черняховского, д. 9, стр. 1).
Ирина Павловна Пастухова
к. пед. н., доцент, заместитель директора Центра социализации и персонализации образования детей ФИРО РАНХиГС (125 319, РФ, Москва, ул. Черняховского, д. 9, стр. 1).
Быть или не быть?
На этот гамлетовский вопрос пытаются сегодня ответить государственные и общественные деятели, педагоги, родители, обсуждая будущее элитных школ. Школы в условиях подушевого финансирования стараются привлечь учеников различными способами, декларируя «лучшие условия для лучшего образования»: индивидуальный подход в обучении, инновационные гибкие основные и дополнительные образовательные программы, высококвалифицированные, креативные педагоги, современная материально-техническая база, возможность получения различных престижных сертификатов и продолжения обучения в рейтинговых вузах и пр. Нередко встречаются объявления о наборе обучающихся в элитные школы, включая специальную подготовку к поступлению в них. В СМИ публикуется множество дискуссионных статей, репортажей о школах, которые вызывают далеко не однозначные реакции россиян — от «классового» неприятия до признания их абсолютной необходимости. Как правило, камнем преткновения этих дискуссий является вопрос о социальной справедливости элитного образования.

Действительно, очень многих если не пугает, то настораживает, что элитное образование не предполагает стопроцентного охвата детей и распространяется лишь на тех, кто показывает высокие результаты в интеллектуальном или творческом плане. Чтобы поступить в элитную школу, ребёнок вынужден заниматься с репетиторами, а родители, соответственно, должны изыскивать средства на их оплату.
Эгалитаристские критики элитного образования видят в этом вызов справедливости и демократии, социальный атавизм аристократических времён. По их мнению, элитные школы вредны, поскольку ставят детей в неравное положение, вызывают социальное напряжение. Необходимо, чтобы все школы соответствовали статусу лучших и давали возможность всем учащимся получать качественное образование. Безусловно, эти аргументы не лишены некоторых оснований. Ими, например, руководствуются представители управления образования, принимающие решения о реструктуризации школ. Они присоединяют «более слабые» образовательные учреждения к «сильным» и предполагают, что добьются таким образом не просто выравнивания образовательной ситуации, а её значительного улучшения.

Сторонники элитного образования говорят о том, что «среднее» (массовое) образование плодит серость, единообразие, подавляет индивидуальность и уникальность личности. Поэтому наряду с массовыми государственными школами должны существовать альтернативные (инновационные) учебные заведения, которые, максимально учитывая потребности семьи и детей, обеспечат «фундамент» будущей жизненной и профессиональной успешности своих выпускников. Против опасений, что таланты не смогут пробить себе дорогу, не имея возможности оплатить своё обучение, существует следующий аргумент: такие дети могут получать дотации (гранты, стипендии) от государства, благотворительных фондов.

Кроме того, элитные школы часто позиционируются как «маяки» для массовых школ, площадки для апробации и продвижения новых прогрессивных образовательных технологий и методик.
Предпосылки возникновения
Видимо, можно признать некоторые из приводимых аргументов идеалистичными. Тем не менее их можно принимать в качестве целевого ориентира в развитии образования, который нашёл своё отражение в федеральном проекте «Успех каждого ребёнка», направленном на формирование эффективной системы выявления, поддержки и развития способностей и талантов у детей и молодёжи, основанной на принципах справедливости, всеобщности, нацеленной на самоопределение и профессиональную ориентацию всех обучающихся.

Нельзя сбрасывать со счетов и то, что одна из причин негативного отношения к элитному образованию имеет семантическую природу и заключается в неоднозначности и порой даже разных смыслах, вкладываемых в это понятие, а также в отождествлении понятий «элитное» и «элитарное» образование.

С одной стороны, под элитным понимают образование высокого качества. С другой — подготовку элиты (интеллектуальной, политической и т. п.). Вместе с тем термин «элитное образование» часто используют в отношении школ для привилегированных слоёв общества. Однако в этом случае речь идёт всё-таки об элитарном образовании для детей знатных, высокопоставленных родителей («элита крови») или наиболее состоятельных семей («элита богатства»). Основное отличие такого элитарного образования заключается в его закрытости. По этому поводу А. М. Новиков заметил: «…часто говорят и пишут об элитарном образовании. При этом чаще всего имеются в виду платные школы, гимназии, вузы, где учащихся и студентов возят на автобусах, кормят чёрной икрой, освобождают от трудных предметов, например математики, и т. д. Но это вовсе не элитарное образование — это лишь способ воспитания новорусских хамов и бар». Наглядно, так сказать на бытовом уровне, различие между элитной и элитарной школами можно увидеть в том, что нередко дети из богатых семей, поступив в элитные школы за немалые деньги, вынуждены их оставить, поскольку «не тянут» предложенных образовательных программ, отличающихся часто более сложным и глубоким содержанием по сравнению с массовыми школами.
URL: http://anovikov.ru/artikle/elit.htm (дата обращения: 10.12.2019).
Критиковать собственную элиту гораздо легче, чем научить её соблюдать принципы гражданственности, компетентности, ответственности
Справедливости ради следует отметить, что институт образования исторически возник именно как элитарное образование. Так, в древнейших государствах — Шумере, Египте, Китае — элитарной была подготовка писцов, жрецов. Известны, например, шумерийские глиняные таблички, которые содержат отповедь отца-писца сыну, который ленится учиться. Он призывает отпрыска заниматься, а не слоняться без дела. Укоряет его за то, что тот вырос хуже, чем сыновья других отцов, не хочет идти по стопам родителя и быть писцом, чтобы жить безбедно.

В ходе исторического развития институты образования становятся более открытыми, демократичными, допускают к обучению выходцев из обычных семей.

Пожалуй, одну из самых логичных и целостных систем элитного образования, до сих пор влияющую на культуру Китая, создал Конфуций. Согласно его учению цель системы — воспитание «благородного мужа», имеющего глубокое образование, высокие моральные качества, стремление к добродетели и знаниям. Только пройдя строгий отбор и сдав экзамены, он получает возможность занять высокий пост. А это означает, что путь в элиту открыт и для выходцев из незнатных семей, главное — обнаружить большие способности, много и усердно трудиться. По сути дела, в образовательной системе Конфуция были впервые заложены признаки принципа равных возможностей в образовании.

Процессы демократизации образования достаточно ярко проявились в истории Древней Греции, где города-полисы сделали обучение свободных граждан массовым. Тем не менее элитарное образование там имело место быть: это Ликей Аристотеля, Академия Платона, школа Пифагора и др. Но хотя Платон и считал, что его философия не для толпы, не подлежит массовому тиражированию и предназначена для подготовки аристократии духа, он не отрицал возможность перевода более способных людей из низших слоёв в высшие посредством воспитания и обучения. Причём особое значение философ придавал подготовке будущих правителей, которые должны обладать высокими интеллектуальными и моральными качествами гражданина, человека долга и чести, способного взять ответственность на себя за судьбу страны и отрешиться от родственных чувств и симпатий, отбирая претендентов на новую элиту исключительно только по их способностям [2].
Общемировая тенденция движения от элитарного образования, основанного на неравенстве и дискриминации людей в получении высококачественного образования по социальным, материальным, национальным и другим критериям, к элитному образованию наметилась с конца ХХ века. Элитное образование и в смысле его качества, и в смысле подготовки элиты всё в большей степени стала приобретать открытый характер, поскольку стало очевидным, что только в этом случае возможно формирование в стране элиты как действительно лучших представителей самых разных общественных и профессиональных слоёв. Сейчас у всех на слуху выражения «политическая элита», «научная элита», «культурная элита», «рабочая элита», «спортивная элита» и пр. Тем не менее ряд социологов выражают свои опасения по поводу возможного «…опошления самой идеи элитного образования, порождающего порой псевдоэлиту или квазиэлиту» [3, c. 101]. Свою лепту в это вносят образовательные предпочтения представителей российской политической, культурной и бизнес-элиты, отправляющих своих детей на обучение в элитные и элитарные учебные заведения, преимущественно США и Великобритании, имеющие многовековые традиции, собственную атрибутику и прочие достоинства.
В системе российского образования
Необходимость образования, рекрутирующего элиту в самых разных областях человеческой деятельности, признаётся в странах с развитыми социально-политической и экономической системами, ведущих реальную охоту за талантами и инициирующих «утечку мозгов» из других государств. Там исходят из, казалось бы, парадоксального и недемократического вывода: научный, культурный, экономический потенциал страны определяется не столько средним уровнем населения, а потенциалом элиты. Как отмечает В. И. Жуков: «…для того чтобы выработать оптимальную стратегию и тактику экономического, политического, культурного развития страны, нужна высокоморальная и квалифицированная элита» [1, с. 633]. Актуально ли это для России? Думается, да! Ведь критиковать собственную элиту гораздо легче, чем научить её соблюдать принципы гражданственности, компетентности, ответственности и пр.

Принципиальное значение имеет открытость элитного образования для детей, обладающих высокими интеллектуальными, творческими и другими способностями, из любых групп, слоёв, классов. Причем, как отмечают исследователи (Г. К. Ашин, Л. Н. Бережнова и др.), в настоящее время развиваются и всё более обособляются два вида элитного образования — естественнонаучное и гуманитарное (по словам Ч. Сноу — дивергенция двух типов культур). Различают также социально-политическое и общекультурное элитное образование, где первое ориентировано на подготовку политико-административной элиты, а второе — культурной элиты, создающей духовные ценности.
Система российского образования располагает примерами общеобразовательных школ, в полной мере отвечающих этой типологии. В первую очередь это общеобразовательные школы при ведущих высших учебных заведениях. К их числу относятся, например, структурные подразделения Российской академии народного хозяйства и государственной службы и Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова:

  • Лицей Президентской академии (предуниверсарий) с углублённым изучением общественных наук и иностранных языков, обучение в котором позволяет делать профессиональные пробы в области общественных наук, управления, бизнеса, юриспруденции, лингвистики (РАНХиГС);
  • Университетская гимназия (школа-интернат), где обучение проводится по пяти профилям: математическому, инженерному, естественнонаучному, гуманитарному и социально-экономическому (МГУ им. М. В. Ломоносова).
Следует сказать, что большинство современных родителей едва ли не с детского сада начинают искать для своих чад ту самую лучшую (правильную!) школу, которая откроет им дорогу в престижный вуз, а затем — в успешную жизнь. Существуют различные рейтинги таких школ в каждом российском регионе, а кроме того и топ-10 самых лучших школ России, выпускающих «лучших из лучших». Это лицей НИУ ВШЭ, Бауманский инженерный лицей № 1580, лицей № 1535 (г. Москва), Специализированный учебно-научный центр МГУ — школа-интернат им. А. Н. Колмогорова, Физико-математическая школа им. М. А. Лаврентьева при Новосибирском госуниверситете, Предуниверситарий НИЯУ МИФИ, лицей № 1502 при МЭИ, Президентский физико-математический лицей № 239 (г. Санкт-Петербург), Специализированный учебно-научный центр Уральского федерального университета (г. Екатеринбург), школа № 2086 (г. Москва).
URL: https://zen.yandex.ru/ (дата обращения: 10.12.2019).

Отличительными признаками этих учебных заведений как элитных являются:

  • разнообразие профилей обучения, основных и дополнительных образовательных программ;
  • индивидуальный подход к каждому ребёнку, наличие наставников, тьюторов, кураторов;
  • участие обучающихся в организации учебного процесса (формирование индивидуальных планов, траекторий обучения);
  • привлечение ведущих преподавателей и учёных, практикующих специалистов, авторов учебников, исследователей;
  • внедрение форм и методов активного обучения, IT-технологий, модульного обучения и пр.;
  • организация проектной и исследовательской деятельности обучающихся в сотрудничестве со студентами и преподавателями вузов;
  • переход от классно-урочной системы обучения к нелинейным формам организации учебных занятий;
  • обязательное участие обучающихся в олимпиадном движении, конкурсах, в том числе международных;
  • современная материально-техническая база, включающая в себя лаборатории, ресурсные центры, компьютерные классы, телеканалы, типографии и пр.;
  • наличие большого числа кружков, студий, секций по интересам детей;
  • проведение вступительных испытаний;
  • в отдельных школах — наличие стипендиальных программ для учащихся, показывающих высокие результаты в учёбе, исследованиях и олимпиадном движении.
Критиковать собственную элиту гораздо легче, чем научить её соблюдать принципы гражданственности, компетентности, ответственности
Несмотря на множество позитивных сторон процесса обучения в элитной школе, существуют и подводные камни: ограниченный круг общения, недостоверная информация об успехах ребенка, часто — высокая стоимость обучения.

Итак, необходимо ли элитное образование? Очевидно, всё-таки да, поскольку любая социальная система в нём нуждается. Но оно должно быть открытым для талантливых детей из разных слоёв общества.

Можно ли утверждать, что только в «элитной» школе ребёнок получит качественное образование, глубокие знания и необходимые сегодня умения и компетенции? Видимо, нет. Это понимают и многие родители, которые сознательно не отдают детей в элитную школу — и не только потому, что не имеют на неё средств. Аргументы приводятся разные. Например, распространено мнение, что после «тепличных условий» «элитного» учебного заведения ребёнку будет сложно адаптироваться к гораздо более жёсткой реальности.

На этом фоне, пытаясь конкурировать с «элитными» школами, появились рейтинги «обычных» школ. Что в них реально важно? Ещё недавно к высоким оценкам стремились только ученики. Сейчас баллы за работу получают не только учителя, но и школы. Критерии рейтингов охватывают огромный спектр образовательных результатов: от ЕГЭ и ОГЭ и олимпиад по различным предметам до спортивных результатов и конкурсов профессионального мастерства WorldSkills. Такая методика, казалось бы, должна стимулировать школы в оказании помощи каждому учащемуся в развитии его способностей и талантов. Но в действительности сделать это для каждого невозможно.
Более того, образование — это сотрудничество! Ответственность должна основываться на доверии без контроля: надо доверять школе, исходить из того, что школа хочет и может дать хорошее образование. В нашей же системе общего образования управленцы считают, что конкуренция — лучший способ обеспечения эффективности системы образования. Значит, польза от рейтинга только в том, чтобы органы управления образования имели картину «качественного» образования в своём регионе.

Очевидно и то, что нужна внятная государственная политика России в области элитного образования, нужны взвешенные и ответственные решения, обеспечивающие необходимые и достаточные условия для получения как массового качественного образования, так и подлинного элитного образования, открывающего дорогу детям, одарённым в самых разных областях.
Литература
1. Общая и прикладная политология: учеб. пособие / под общей ред. В. И. Жукова, Б. И. Краснова. М.: МГСУ; Изд-во «Союз», 1997. 992 с.

2. Платон. Собрание сочинений: в 4 т. Т. 3. Государство / под общ. ред. А. Ф. Лосева и др. М.: Мысль, 1994. 415 а-b.

3. Социология образования: учеб. пособие / под ред. Ю. В. Манова. М., 2007.
References
1. Zhukov, V. I., & Krasnov, B. I. (Eds.). (1997). General and applied political science. Мoscow: Souz. (In Russ.).
2. Plato. (1994). Republic. Мoscow. (In Russ.).
3. Manov, Yu. V. (Ed.). (2007). The sociology of education. Мoscow. (In Russ.).
Если статья была для вас полезной, расскажите о ней друзьям. Спасибо!